Виктор ЯКИМОВ: «УРОВЕНЬ МАЛОГО БИЗНЕСА – ПОКАЗАТЕЛЬ РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИИ»

Совокупный продукт, который выпускает малый и средний бизнес (МСБ) региона, подчас крупнее объемов производства иного промышленного гиганта. Значение малого и среднего предпринимательства в жизни региона возрастает. Как увеличить отдачу этого сектора экономики уже сегодня, какие условия необходимо создать для развития МСБ, в том числе – со стороны власти и крупного бизнеса, размышляет депутат Госдумы РФ, бывший мэр Каменск-Уральского Виктор ЯКИМОВ.

Статистика малого и среднего бизнеса в России парадоксальна: к 1998 году в стране было зарегистрировано 1 миллион 800 тысяч субъектов малого и среднего предпринимательства, а на 1 января 2010 года — всего 1 миллион 23 тысячи. За 12 лет – сокращение на  777 тысяч! Хотя по всем прогнозам численность МСБ за это время должна бы вырасти в разы.

Причины такой нестыковки коренятся прежде всего в истории страны. В современной России все предприниматели – первого поколения. Вековые предпринимательские традиции, передававшиеся от отца к сыну, от сына к внуку, утрачены. В СССР дух предпринимательства «выжигался каленым железом»: экономическая инициатива была исключительной прерогативой государства, граждане за предпринимательство преследовались по закону. Все это время в благополучной Европе поколения предпринимателей шлифовали представление о бизнесе, и каждое привносило свои идеи, улучшая бизнес, доводя его до совершенства. Хотим ли мы создать такое же отношение к предпринимательству в своей стране? Да, безусловно. Задача сложная, но ее  можно и нужно решить. Каждый предприниматель  должен быть уверен, что его дело перейдет по наследству сыну, внуку и далее. Залог стабильности любого общества — не количество олигархов, а мощный слой представителей малого и среднего бизнеса с доходами, которые позволяют комфортно жить и давать работу всем, кто хочет трудиться и хорошо зарабатывать.

Задача государства — создать такие условия, чтобы  крупному бизнесу было выгодно создавать вокруг себя систему малых и средних предприятий,  развивать круг потребителей выпускаемой продукции, налаженный сервис. К примеру, в Канаде я видел вдоль хайвеев множество заправочных комплексов под торговой маркой Shell. Спрашиваю у менеджеров компании: это ваши заправки? Строим мы, ответили в Shell, но затем отдаем их малому бизнесу. Таким образом развивается сервис, розничная сеть и снижаются расходы на администрирование, которые в ином случае никогда не окупятся торговой наценкой. Другой пример. В Голландии каждый год строятся тысячи магазинов по продаже цветов — цветочные фирмы вкладывают деньги в их постройку, затем передают малому бизнесу на условиях аренды с последующей продажей.

«Задача государства — создать такие условия, чтобы  крупному бизнесу было выгодно создавать вокруг себя сопутствующий малый бизнес».

А что у нас? Сплошь и рядом в составе заводов – цехи капитального ремонта. Бывает, что и ремонтировать-то нечего, но цех живет за общий счет. Накладные расходы увеличивают себестоимость продукции предприятия, уменьшают прибыль. Люди получают деньги не за работу, а за то, что регулярно ходят через проходную. Почему не пригласить для ремонта частную фирму — в случае необходимости? И пусть она пройдет конкурс, с нее можно будет жестко спросить и за качество, и за количество.

Как-то с губернатором Росселем мы посетили в Германии заводы BMW. Все комплектующие для них поставляют малые и средние предприятия, на основном производстве — только сборка. Для чего это делается? Для оптимизации производственного процесса и цены. Если производить все комплектующие на базе BMW, цена автомобилей взлетит до небес. Сама экономика заставляет применять аутсорсинг, субконтрактинг и аналогичные схемы работы. В сборочном производстве BMW, в основном, эксплуатируются роботы, операции по сборке и покраске кузовов вообще полностью автоматизированы, на трех нитках конвейера занято всего около двух тысяч человек. На российском АвтоВАЗе – с точностью до наоборот. Отсюда и различия в качестве продукции.

В Свердловской области действуют четыре крупных трубных завода. Почему бы вокруг них не создать пул предприятий малого бизнеса? Например, для производства современной мебели на металлокаркасах для гостиниц, больниц, офисов, ресторанов. Инвестиции в оборудование минимальные — трубогиб, покраска, сборка. Пять-шесть человек могут делать такую мебель, используя трубы уральских заводов и продавая свою продукцию здесь же, на местном рынке. А пока мебель в том числе изготовленная с использованием российской трубы импортируется — проедаются сырьевые ресурсы, нефть, газ. Между тем истинная задача «нефтяных денег» — стать тем самым инновационным ресурсом, который поможет стране развивать современные технологии, модернизировать и переоснащать производство по последнему слову техники.

Идея пулов малого бизнеса очень важна. Но для ее реализации, конечно же, требуется большая политическая воля. Продвигать эту идею предприниматели должны в диалоге с властью и базовым бизнесом. Каждый крупный производитель (а именно в Свердловской области высока концентрация крупных промышленных предприятий) должен быть экономически заинтересован создать вокруг себя пул малых и средних предприятий.

Сегодня в Свердловской области высвобождается немало производственных помещений, нам даже строить ничего не надо — дай Бог загрузить то, что есть. И на этом малый бизнес может подниматься. Надо только осмыслить, на каких условиях эффективнее использовать высвобождающиеся площади, какие налоговые преференции и законодательные стимуляторы задействовать для решения задачи.

«Необходима экспертиза действующего законодательства, чтобы восполнить пробелы и скорректировать законы, на которых базируется развитие современного предпринимательства».

В первую очередь необходимо принять закон об интеллектуальной собственности. Это одно из основных условий для появления инноваций. Во всем мире интеллект стоит дорого. Патент и авторское право гарантируют автору идеи или изобретения не только финансовое благополучие, но и защиту интеллектуальной собственности. Это очень важно для развития инновационного бизнеса. Не будет в России законодательства об интеллектуальной собственности – про закон об инновациях можно забыть.

Налоги – еще одна болезненная тема в разговоре о малом и среднем бизнесе. Со следующего года государство увеличивает на 8% единый социальный налог. Чем не повод для возмущения? Но это вынужденная мера. Чтобы поддержать Пенсионный фонд, чтобы развивать российское здравоохранение и создавать в регионах высокотехнологичные медицинские центры. Долголетие и здоровье населения – важнейший ресурс не только государства, но и любого бизнеса.

Уверен, предприниматели это отлично понимают. Но, отдавая положенное государству, они вправе рассчитывать на встречное взаимодействие. Что на практике? Значительная часть налоговых поступлений от малого бизнеса  идет в местные бюджеты. Муниципалитетам это позволяет решать многие социальные проблемы. Чем активнее местная власть развивает малый и средний бизнес на своей территории, тем прочнее бюджет муниципального образования. Это аксиома. Чем шире этот сектор экономики, тем выше уровень доходов у населения, тем меньше социальная нагрузка на бюджет.

Казалось бы, эти очевидные взаимосвязи понятны всем, но взлета малого и среднего бизнеса в городах области пока не наблюдается. Бизнес перегружают налогами, буквально «выбивают почву из-под ног»: арендная плата за землю поднялась одновременно  по всей России.  Где логика? Понятно, отчисления с прибыли или налог на доходы физических лиц – это прямое следствие экономической деятельности: больше доходы – больше отчисления. Налог на землю не зависит от того, как дела у предпринимателя, мало или много наработал он на своей земле. Закономерный итог: поступления от единого налога на вмененный доход сократились, что свидетельствует о снижении активности в этом важнейшем секторе экономики.

Между тем малый бизнес ощутимо влияет на социальный климат. Особенно заметно это на селе. В тех районах, где создаются агропромышленные комплексы, поднимается уровень жизни, сходит на нет пьянство, работать на передовые сельхозпредприятия едут даже городские специалисты. В Каменском районе, к примеру, построили современную молочно-товарную ферму на 1800 голов скота. Теперь с вилами и лопатами или в грязной робе на ферме уже никого не встретишь. С автоматизированным, компьютеризированным производством справляются около тридцати человек. Есть прибыль, налоги платятся вовремя.

Именно класс малых и средних предпринимателей – гарант социальной стабильности общества. Чем значительней его прослойка, тем благополучней жизнь всех: и граждан, и региона, и государства. Считаю, пора всерьез задуматься о введении соответствующего интегрированного показателя развития территории. Сколько малых предприятий эффективно действуют на территории, какие суммы налогов отчисляют? Эта статистика – лучшее свидетельство того, движется ли территория вперед, развивает экономику или просто собирает с предпринимателей деньги.

Виктор Васильевич Якимов – депутат Госумы РФ, член комитета по вопросам местного самоуправления, действительный член Государственной морской академии имени адмирала С. О. Макарова, с 1996 по 2008 гг. — глава г. Каменска-Уральского.

Категория: Актуальное интервью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *