Колумб российского золота

Урал стал родным краем для многих выдающихся личностей, среди которых немало представителей бизнес-сообщества оказавших существенное влияние на развитие тех отраслей, в которых они применяли свои таланты. Однако, к большому сожалению, не все знают эти имена и связанные с ними истории успеха, прорывных достижений, стремительных взлетов. Журнал «Уральский предприниматель» открывает непостоянную рубрику «Лица», в рамках которой будут рассказаны истории успешных предпринимателей Урала.

Первая публикация рубрики посвящена Льву Ивановичу Брусницыну – человеку, который в 1814 году открыл россыпное месторождение золота в месте слияния рек Березовки и Пышмы, заложил  Мельковский, Даниловский, Становский прииски, а также разработал уникальную по тем временам технологию добычи россыпного золота. Наши современники наделили его почетным статусом  «Колумба российского золота», что довольно точно отражает его достижения, ведь именно этот человек вписал ярчайшую страницу в историю развития золотодобывающей промышленности, став первооткрывателем и инициатором отечественных золотоносных россыпей.

Печально, но до нашего времени не сохранилось ни одного изображения Льва Ивановича Брусницына. На данный момент археологи Екатеринбурга ведут раскопки в месте его захоронения на территории Ивановского кладбища. В случае если им удастся найти останки, в частности, череп, можно будет попытаться восстановить внешность «Колумба российского золота». В любом случае по завершении раскопок на месте захоронения будет восстановлена сама могила и памятник, который некогда возвышался над ней, но позже обвалился и был частично утерян.

Начало большого пути   

Родился Брусницын в семье потомственных горномастеровых, происходивших из жителей Невьянского «железоделательного» завода Екатеринбургского уезда Пермской губернии. Отец  был простым крепостным мастеровым этого завода, но, проявив целеустремленность профессиональный талант, получил в качестве особого поощрения «вольную грамоту».  

После окончания трех классов церковно-приходской школы одиннадцатилетний Брусницын нашел свое настоящее призвание, поступив в должность губерн-юнги (горного мастерового-подростка).  Благодаря полученному начальному образованию он сразу же был назначен на более квалифицированную работу – промывальщиком на Ключевскую золотопромывательную фабрику, располагавшуюся на речке Березовке. Брусницын быстро постиг основы порученного ему дела и вскоре стал первоклассным промывальщиком, что оказало большое влияние на его дальнейшую судьбу.

Буквально за считанные годы юный Брусницын освоил все основные профессии золотопромышленного дела, включая рудотолчейщика, пробойщика, рудоискателя. Одновременно с практикой он постигал теорию горного дела ­­- учился и окончил Невъянскую горную школу. Уже к двадцати трем годам благодаря собственному трудолюбию, упорству и добросовестному отношению к делу Брусницын был назначен десятником, что было немалым достижением для молодого горнорабочего.

В 1811 году в результате громкого скандала, связанного с сокрытием местным чиновником Михайловым залежи рудного золота, уральское горное начальство было отстранено от руководства действиями по разведке уральского золота. Руководство поисками же было возложено на столичного обер-бергмейстера Шелнева, расследовавшего факт сокрытия рудного золота  близ Верхнего Уфалея. При этом Уральскому Горному Правлению было приказано содействовать Шелневу в обеспечении поисково-разведочных работ и предоставить в его распоряжение двух штейгеров и двадцать рабочих промысловиков. В число отобранных попал и Лев Иванович Брусницын, который в первый же летний сезон в непростых горно-таежных условиях выявил несколько золотоносных жил, где в последствии был возведен ряд рудников, среди которых «Золотарский», «Шеминский» и др.

Шелнев высоко оценил профессионализм Брусницына, который помимо поисково-разведочных работ прекрасно зарекомендовал себя и на отборе проб, проходке шурфов и горных выработок. Именно поэтому в 1831 году, когда завершилась разведка залежей близ Верхнего Уфалея, Шелнев представил Льва Брусницына к высокой награде. Его произвели в чин похтштейгера второй статьи. Стоит отметить, что в то время получить подобный чин, право на ношение мундира, государственную пенсию и ряд других существенных привилегий для рядового мастерового было довольно редким явлением.

Две крупицы золота, положившие начало уральскому «Клондайку»

 В период Отечественной войны 1812 года Россия остро нуждалась в пополнении золотой казны, вследствие чего на Урал шли строжайшие директивы из столицы, предписывающие увеличить темпы добычи драгоценного металла. Одной из мер нового начальника уральских заводов Шелнева, предпринимавшего решительные меры по исполнению государственных указаний было назначение Брусницына на Петропавловскую золотопромышленную фабрику «смотрителем по всему золотому производству». Благодаря своим деловым качествам он сумел в короткие сроки упорядочить работу фабрики, усовершенствовать технологию переработки руд и существенно повысить темпы добычи золота.  Однако и этих темпов было недостаточно для обеспечения фабрики рудой в необходимом количестве. Брусницын нашел способ компенсировать нехватку руды, предложив вовлечь в повторную переработку старые отвалы так называемых «откидных песков». Для этого было необходимо выявить залежи таких песков с содержанием золота, чем и занялся сам Брусницын. В 1814 году он один за другим обследовал множество отвалов, тщательно изучив их строение и состав, вел отбор и даже лично промывал на лотке мелкие пробы. Это принесло свои плоды – фабрика была обеспечена «собственной рудой» и значительно увеличила темпы намыва золота.

Брусницын не остановился на этом и приступил к опробованию рыхлых породных отвалов в русле реки Березорвки, в месте ее слияния с рекой Пышмой, промывая пробы этих пород в естественном состоянии, вопреки действующей инструкции. Это нарушение вызвало негодование среди штейгеров, однако вскоре увенчалось неожиданным открытием.

При промывке очередной пробы обнаружил округлые золотые песчинки, резко отличавшиеся от тех, что извлекались из руды, прошедшей дополнительное дробление, как того требовала инструкция. Песчинки принадлежали к так называемой «песошной россыпи», образующейся в процессе длительного  разрушения коренных руд. За открытие золотой россыпи Брусницыну было присвоено звание «Обер-пахтштейгера».

Стоит отметить, что каждый золотник добытого Брусницыным золота до 1815 года  обходился в 2 руб. 27 коп, тогда как добытый из коренных руд стоил более 10 руб. В 1815 году после промывки 400 000 пудов песка было получено около 1,5 пудов россыпного золота. При этом к 1823 году  на коренных месторождениях ежегодно добывалось 14-18 пудов, а добыча рассыпного золота к концу этого периода возросла до 105 пудов в год. Это сказалось на чеканке золотой монеты. В то время десяти и пятирублевые монеты Александра I чеканились в небольшом количестве, но в связи с войной против Наполеоновской армии их чеканка прекратилась. В 1817 году выпуск возобновился в виде пятирублевых монет  с новым рисунком герба. Всего было отчеканено  710 008 монет на сумму 3 550 040 руб. до этого момента объем золотой чеканки лишь дважды (в 1766 и 1767 гг.) превышал один миллион рублей.

Блестящее окончание службы героя золотодобывающей промышленности

В 1823 году Брусницын выявил на территории Березовского рудника вторую богатейшую золотоносную россыпь, что принесло ему высокое звание Горного техника Березовских казенных золотых промыслов, утвержденное Указом Горного Правления.   

 

 

В 1825 году в России появилось первое научно-техническое печатное издание – «Горный журнал». Благодаря данному журналу до наших дней дошли все основные моменты развития золотодобывающей промышленности  в ее основных центрах: на Урале, в Сибири, Калифорнии, Австралии. На страницах издания регулярно приводились сообщения об открытии новых месторождений золота, а также публиковались статьи и заметки о месторождениях золота, эксплуатировавшихся в разные времена.

В возрасте 50 лет, по окончании 40 лет работы в золотодобывающей отрасли, Брусницын Указом Уральского Горного Правления был отправлен «в отставку на пенсию». Уже в глубокой старости Лев Иванович описал историю открытия первой золотоносной россыпи в России. После смерти великого русского горняка в 1857 году с его печатного труда удалось снять копию, на основе которого в Горном журнале (1864, № 5)был опубликован материал под названием «Повод к открытию первой золотопесчаной россыпи на Урале штейгером Брусницыным».  

В заключение своего рассказа об открытии золотоносной россыпи, часть которого была опубликована в Горном журнале, Брусницын писал: «70 лет почти добывалось на Урале жильное рудное золото и все были закрыты песчаные розсыпи; за 40 лет до открытия доводилось проходить штольну местами по самой свите розсыпей, раскрытой мною, и встречать самый богатый пласт песков. Вот как было и вот что произошло от двух крупинок золота».

Открытие Брусницына оказало огромное влияние на развитие российской золотодобывающей промышленности. С выявлением первых золотоносных россыпей администрация  Уральских казенных горных промыслов сосредоточила свое внимание на дальнейшем развитии поисков золота. В результате на Урале было выявлено и вовлечено в эксплуатацию несколько сотен залежей россыпного золота, что позволило существенно увеличить добычу золота в масштабах всей России: если в период с 1719 по 1800 гг. было получено около 22,6 тонн золота, то с 1801 по 1825 гг.  этот показатель возрос до 150 тонн.

Категория: Клуб

Комментарии (1)

Trackback URL | RSS лента комментариев

  1. Имя Льва Брусницына незаслуженно забыто его соотечественниками. Этот человек буквально озолотил Россию. Считаю, что могилу на Ивановском кладбище необходимо поставить на учет, как мемориальную федерального значения, благоустроить площадку вокруг и поставить достойный памятник. Брусницын работал в Екатеринбургском горном ведомстве, последние годы жил в Екатеринбурге и конечно, достоин того, чтобы его имя носила одна из улиц нашего города.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *