ЖИВОПИСНОЕ ЧУДО ТАГИЛЬСКИХ ПОДНОСОВ

Тагильские лаковые подносы – явление в уральской художественной жизни уникальное. Яркая художественная роспись по металлу – цветы, пейзажи, портреты и другие рисунки – зародилась как народный промысел более 265 лет назад в Нижнем Тагиле. Заводчики Демидовы всячески поощряли этот промысел, при них он вышел на уровень произведений искусства, причем искусства, доступного для народа: расписные лаковые подносы украшали дома и богатых заводчиков и купцов, и простого люда. В своей истории это ремесло переживало взлеты и падения. В наши дни произведения само бытных тагильских художников на лаковых подносах украшают собой собрания картинных галерей и художественных музеев как в России, так и за рубежом.

В последние годы нелегкий труд возрождения этого художественного про- мысла в Нижнем Тагиле взяло на себя малое предприятие ООО «Лаковая жи- вопись Урала». Недавно наш обозреватель побывал в гостях у гендиректора предприятия Владимира Анищенко и взял у него интервью.

– Владимир Станиславович, какие именно подносы выпускает ваше предприятие? Насколько они востребованы на рынке? Какие живописные темы наиболее популярны?

– Наиболее востребованы и популярны темы уральской природы, пейзажей, цветов, персонажи сказов Бажова, крестьянская тема, охотничья и другие. Великолепно получаются копии картин Константина Васильева. На металле живописное изображение смотрится совершенно по-другому. Если делать копию с холста на холст – это одно, когда копия делается на металле – все меняется. Нужна тонкая прописка, которая достигается техникой лессировки (Прием масляной живописи, который активно и повсеместно использовался великими художниками прошлого. Леонардо и Рембрандт, Веласкес и «Малые Голландцы» – всех не счесть. Одним из первых его стал применять Леонардо да Винчи. Это позволило создать живое и достоверное ощущение света и тени, ощущение объемов, погруженных в воздушную среду. При помощи тончайших лессировок создана нежная светотень лица Джоконды и мерцание хрусталя на натюрмортах старых голландцев. – Прим. авт.) Любой грубый пастозный мазок превращает художественный поднос в ширпотреб, причем не очень аккуратный. Тема «Сказов» Бажова очень живописная, но и очень сложная. Читаешь сказы – вроде все картины перед глазами, но перенести это в живописный ряд не так просто. Темы уральской природы можно писать бесконечно, мы делаем фотоснимки лесных и горных ландшафтов и работаем по ним. Популярны классические уральские вариации на темы рябины и калины. Рябина для северных народов – это ягода-оберег. Основу старинных мировоззрений составляли легенды, в которых богиня Любви свои бусы из драгоценных рубинов рассыпала на Севере. В старину девочки собирали бусы из рябины, приближаясь к Богине Любви. Хотя сейчас уже никто не помнит об этом. Калина – это сугубо уральская ягода, также связана с любовными переживаниями, олицетворяет любовную сладость и горечь.

– В вашем собрании – только одна работа на религиозную тему – «Дорога к храму». Художники не хотят за это браться?

– С ликами святых на самом деле сложно, не все художники берутся их писать. Мы писали картины на духовную тему, но немного. Иногда бывает – картинка хорошая, но не вписывается в формат металлической заготовки подноса. Хорошо если повезет с формой – очень хороши овальные или арочные формы. Настоящие иконописцы перед работой пост выдерживают и молитвы читают, настраивая себя на особый лад с образами. У нас пишут обычные уральские талантливые художники, поэтому наши работы – это, скорее, красивые открытки на металле, подарочное изделие. Мы хотим сделать красивые подносы с видом храма, со старинным старославянским орнаментом – это будет отличный подарок с Урала. Есть очень интересное направление – роспись трафаретами. Делается очень сложно: несколько разных трафаретов тонким вырезанием вручную, потом дописываются тонкими штрихами – в результате великолепные орнаментальные и геральдические работы. Отдельное направление, чем-то напоминающее павлово-посадские платки, – это роспись очень больших подносов, которые заменяли на столе целую скатерть. При Демидовых их покрывали специальным хрустальным лаком, который выдерживал любой кипяток, вино и уксус. Такие подносы были популярны в больших уральских семьях – ими покрывали стол и подавали блюда сразу на всю семью.

– Насколько сегодня востребована у художников и на рынке демидовская тема?

– Демидовское направление обладает харизмой, своим энергетическим полем, словно ты присоединяешься к мощной энергетике тех людей. Истори- ческие темы имеют спрос, но небольшой, большей частью для выставок, для того чтобы показать возможность материала. На подарки и сувениры их берут, но немного. Администрация заказывала у нас комплекты картин Петра Первого и Никиты Демидова. На таких заказах у нас работают три человека.

– Подносы имеют какую-то каноническую форму – или на этот счет нет ограничений?

– Формы и размеры могут быть самыми разными. Самый большой, который мы делали – 40х60 см. Маленькие подносы размером с ладошку – это «семечки». Квадрат фигурный называется сувенирным подносом, или кофейным. Арочный поднос – это «полуовал». Некоторые размеры подносов повторяют форму самоваров.

– Как давно действует ваша фирма? Как вы пришли в этот бизнес? На- сколько я знаю, вы по образованию инженер, а не художник? Расскажите о своем пути в художественный промысел.

– Я художник, скорее, по мироощущению. В детстве я занимался в изостудии, рисую и сегодня, но средненько. Родился 13 февраля 1954 года, в южной стране Бессарабии (Молдова). Во мне гремучая смесь кровей разных народов. Отец – белорус с русскими и польскими корнями, мать – молдаванка с венгро-украинско-цыганскими корнями. Сам себя я ощущаю русским, внутри у меня состояние братства народов. Среднюю школу закончил на Украине, хорошо говорю и читаю на украинском языке. Потом закончил Одесский политехнический институт по специальности автоматизация тепловых и атомных станций. Параллельно в вузе получил второе образование по социальной психологии и психологии личности. А занимаюсь в итоге бизнесом, связанным с художественными промыслами. Как дошел до жизни такой? Красота всегда бередила мне душу. Еще будучи студентом вуза, работал в стройотряде в Устье-Аха, на Северном Урале, был потрясен живописностью этих мест, дикой красотой рек, гор и тайги. По- этому и распределиться постарался на Урал. Так и вышло: отличников взяли на Чернобыльскую АЭС, а середнячков разбросали по всей стране. Было два места в Екатеринбурге, одно из них досталось мне. Десять лет работал инженером-наладчиком по автоматизации в тресте «Электроуралмонтаж», до 1990 года. С 1983 году познакомился с камнелюбами. Одна из выставок по уральским камням стала для меня просто потрясением – в Бессарабии таких камней нет. В клубе любителей камня познакомился с экологами, с которыми ездил на Приполярный Урал в экспедиции. Это было еще одним по- трясением – природа там такой красоты, какой и на Среднем Урале не увидеть. Альпийские луга, чистейшие реки – словами не передать! После этого появились увлечения фотографией, вообще красотой, стал чаще хо- дить на выставки, в библиотеки. Свое первое малое предприятие открыл в 1991 году – по ремонту научной аппаратуры для экологических организаций. Затем стали заниматься очисткой питьевой воды, очисткой стоков. И это предприятие существует до сих пор. В 2003 году я пересекся с проектом «Уроки красоты», который вел Олег Половинкин. Он собрал коллекцию тагильских подносов и организовывал выставки этих подносов, в школах вел уроки красоты. Идея – возрождение художественного промысла по изго- товлению и росписи старинных подносов. Он получил в наследство видение этой красоты от супругов Сорокиных (Ольги Михайловны и Александра Се- меновича), которые собрали большую коллекцию, около 400 тагильских под- носов, и объездили полстраны со своей выставкой, знакомя людей с уникаль- ным пластом уральской культуры. Затем мы с Олегом организовали со- вместную фирму – ООО «Лаковая жи- вопись Урала». В кризисные годы Половинкин ушел из этого проекта, фирму возглавил я. Сегодня в штате компании семь человек, еще 10 художниц, которые работают с нами по договору на дому. Они занимаются росписью, часть из них занимается преподаванием. Мы не только изготавливаем подносы, но и воспитываем подрастающее поколение. Проводим мастер-классы в средних школах. Совместный проект со Свердловским областным педагогическим колледжем предусматривает создание отдельного учебного направления, живописной и декоративно-прикладной росписи на подносах в Екатеринбурге.

– Каков рынок сбыта вашей продукции? На кого она рассчитана?

– Наш рынок – это сектор небольших корпоративных заказов. В век стандарта и унификации живописный поднос может стать прекрасным ори- гинальным подарком с Урала, наилучшим образом представить лицо фирмы, лицо Урала, или даже правительства региона. Есть взаимопонимание с администрацией губернатора, законодательным собранием, МиВЭС. Заказы подносов по 10–20 штук для гостей региона – это мелкий опт и… наша ниша. Большие серии – не для нас, теряется качество и индивидуальность. Перспективно также сувенирное направление. Наш потребитель – человек достаточно высокого уровня развития, который читает литературу, интересуется историей своего края. Для меня самое важное, что вручая такую красоту гостям, люди будут говорить: «Это МЫ на Урале делаем!». Чтобы у человека появлялось желание идентифицировать себя с этой красотой. Чтобы любить свой край, человек должен ассоциировать его с чем-то красивым и душевно комфортным. Думаю, никому не интересно объединять себя с тем местом, где был убит царь, где плохая экология и делают танки. Мож- но ведь выстроить и другие ассоциации. Например, Урал – это место сосредоточения природных богатств, самоцветных камней и красивейших ландшафтов. Место, которое вдохновляет на творчество самых талант- ливых художников. Вот это – Урал! И нам повезло, что мы здесь живем и работаем.

– Кроме работы, есть у вас еще увлечения? Или бизнес заполняет все?

– Большая любовь к уральским камням. Собрал коллекцию камней, где много горного хрусталя, в котором, как в голограмме, природа отражает саму себя. Много книг о путешествиях на Предполярный Урал, хотя уже лет шесть из-за лаковой живописи мы там не были. Увлечений много, только вот времени на все не хватает. Появилось увлечение языком. Знаковая роспись – это когда на подносе русские буквицы, буква «а» с вязью, вокруг буквы орнамент. Эта буква запускает механизм восприятия красоты: в языке, в буквах, в «знаковой значимости» русского языка, в русскости. Мне кажется, духовный выход связан с состраданием, сопереживанием, необходимым для выхода на следующую ступень развития. Для меня одна из этих ступеней связана с традиционными народными культурами народов Урала… Одни художницы пишут, выводя на металл через мастерство свое видение и состояние души. Другим я объясняю свое понимание, как я вижу все ступени росписи. Слушают – делают выводы и потихоньку выходят на новый уровень вместе со мной – это уже сотворчество. Если коротко, то суть нашего ремесла можно выразить одним четверостишием.

Увидеть Путь – познать Дорогу,

Оставить Свет в чужой судьбе,

И знать, что трудная победа –

Награда верности себе.

Категория: Клуб

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *