Николай Кокшаров: отец русской кристаллографии

Урал подарил России и миру немало выдающихся людей и славных фамилий. Однако в происхождении династии, о которой пойдет речь в данной публикации заслуга не только опорного края державы, но и горного Закавказья. Династия Кокшаровых, сочетавшая в себе уральскую закалку, крепкий дух и аристократические традиции старейшего грузинского княжеского рода — яркий пример гармоничного переплетения двух культур и гордость для наших современников. Выходец из этой династии, Николай Иванович Кокшаров внес значительный вклад в развитие горного дела, создав наиболее полное и подробное описание минералов, встречавшихся на российских землях. Своимноголетние  наблюдения он описал в масштабном научном  труде «Материалы к минералогии России».

Основатель династии - Иван Константинович Кокшаров (1775 -1840), сын уральского горного мастера, окончил Петербургский университет, после чего служил на Алтае, а затем на Урале, где в течение 20 лет управлял Берёзовским рудником и за заслуги перед отечеством был причислен к дворянскому сословию. Имел горный чин 5 класса. Проявив исключительные управленческие качества, он внес существенный вклад в развитие уральского горнодобывающего дела. В середине своего жизненного пути он сплел свою судьбу священными узами брака с княжной Глафирой Степановной Эристовой, внучкой княгини Марией Гавриловны Эристовой, которую в народе уважительно называли  «березовская княгиня».

История появления старейшего княжеского рода Кавказа на Урале опутана множеством тайн и загадок, к примеру, существует мнение, что князь Степан Эристов (муж Марии Гавриловны) был как-то связан с Декабристами, за что и был отправлен в ссылку. Безусловно, род Эристовых представляет немалый интерес и  заслуживает отдельной публикации в рамках нашего цикла «Уральские фамилии», однако сегодня мы расскажем об их потомке, человеке, рожденном благодаря союзу двух выдающихся династий: Кокшаровых и Эристовых.

Невозмутимый, кроткий гений

Николай Иванович Кокшаров (1817-1892) – выдающийся ученый, создатель российской школы кристаллографии. Написал труд в 10-ти томах, структурирующий и детально описывающий различные породы минералов «Материалы к минералогии России». Несмотря на чрезвычайную сложность в обращении с гониометрами — приборами для измерения углов граней кристаллов, существовавшими в XIX веке, Н.И. Кокшаров добился чрезвычайно точных результатов, остававшихся актуальными и неоспоримыми даже в XX веке с появлением более точного оборудования. В те времена ни одно углубленное изучение минералов не обходилось без ссылок на проведенные Н.И, Кокшаровым исследования.

Между тем, в жизни Николай Кокшаров обладал безусловной харизмой и располагавшим к себе характером, он был скромен и любезен с окружающими людьми, имел разносторонние интересы и широкий кругозор. Несмотря на то, что причислял себя к научному сообществу, не сторонился искусства, любил живопись, почитал театр. Благодаря своим личностным качествам имел множество друзей из интеллектуальной аристократии России и зарубежных стран.

Безусловно, на становление личности Кокшарова огромное влияние оказало воспитание.

В своей автобиографии Н.И. Кокшаров отмечает особенности своих взаимоотношений с родителями. Его отец, начальник Березовского рудника Иван Константинович Кокшаров своим примером с детства прививал сыну жесткое и требовательное отношение к окружающим, в то время как мать Глафира Степановна Кокшарова (урожденная княжна Эристова) и бабушка Мария Гавриловна воспитывали в нем внимательное и уважительное отношение к людям. Подобный стиль воспитания оказал определяющее воздействие на личность Николая Ивановича.

Добродушие Н.И. Коекшарова отмечали многие его современники, в частности врач Н.А. Белоголовый, встречавшийся с ним во время своего уральского путешествия, отзывался о нем, как о добродушном человеке с невозмутимой кротостью и утверждал, что «можно держать пари, что Кокшаров никогда в жизнь свою ни о ком не отозвался дурно». Французский геолог А. Добре, также знакомый с Николаем Ивановичем, отмечал: «Все видевшие его были сразу же увлечены его любезностью. Близко знавшие его находились под очарованием его редкой доброты, ярко отражавшейся на его физиономии». Однако при этом Н.И. Кокшаров всегда мог с достоинством заявить о себе, тактично указать на свое достоинство и заставить уважать себя. Он не кичился своим происхождением, но, в то же время, никогда не забывал о своих корнях.

Судьбоносный выбор

Сама судьба способствовала тому, чтобы Николай Кокшаров избрал для себя тернистый путь науки, сопровождавшийся постоянной тягой к знаниям. В 1840 г, как раз в то время, когда он оканчивал курс в институте корпуса горных инженеров, в Россию прибыли известные зарубежные ученые Мурчисон и де Вернейль с целью совершить геологическое путешествие по России. По воле судьбы сопровождать их выпало молодому Кокшарову, едва успевшему сдать свои выпускные экзамены. Он добросовестно исполнил возложенное на него поручение и представил начальству рапорт, в котором не только сообщал о произведенных экспедицией работах, но и высказывал некоторые самостоятельные мысли относительно пестроцветных пород восточной полосы России. В следующем году Кокшарову вновь пришлось сопровождать тех же ученых в их вторичном геологическом путешествии по России и Уралу. Путешествия в обществе таких лиц принесли Кокшарову огромную пользу, так как помимо живого интереса, который в нем возбуждала сама цель исследований, он внимательно следил за способами наблюдений первоклассных геологов. Однако Кокшаров не стал геологом, как об этом ни заботился тогдашний начальник корпуса горных инженеров Чевкин — его привлекала минералогия, которой он живо интересовался еще в стенах института.

Уезжая на учебу в Санкт-Петербург, в горный кадетский корпус, Кокшаров получил от матери завет, верность которому он хранил до конца своей жизни: «Если кто-нибудь сделает тебе добро, будь благодарен и не забывай его. Помни, что только люди подлые остаются неблагодарными».

Зарубежный опыт

С 1842 по 1845 г. он провел время за границей, куда был командирован русским правительством; этой командировке значительно способствовал Мурчисон. Во Франции Кокшаров слушал лекции и работал у Эли-де-Бомона, Делафосса, Валансьена, Дюфренуа и др,; но особенно большое значение для всей его последующей деятельности имели занятия кристаллографией у Вейса и минералогией у Густ. Розе в Берлине. Из немецких кристаллографических учений того времени наибольшее, однако, впечатление произвела на него система Науманна, и во всех своих научных трудах Кокшаров может считаться последователем этого ученого, хотя лекций его он и не слушал. Во время заграничного путешествия завязались и дружеские отношения Кокшарова с различными иностранными учеными; они поддерживались потом в течение всей его жизни.

Вернувшись в Россию, Н. И. Кокшаров в 1846 г. был определен репетитором института корпуса горных инженеров и с этого времени началась педагогическая деятельность его, продолжавшаяся до 1881 г. Он читал, в разное время, лекции по минералогии, геологии и физической географии во многих учебных заведениях: Горном Институте (с 1847 г.), Институте инженеров путей сообщения, Земледельческом институте (теперь Лесной), Константиновском училище, Пажеском корпусе, 1-м кадетском корпусе и др. Кроме того в 1848 г. Кокшаров заменял, в продолжение целого курса, профессора Гофмана в С.-Петербургском университете. С 1849 по 1852 гг. состоял он смотрителем главной физической обсерватории. В 1857 г. назначен членом горного ученого комитета. В 1855 г. Кокшаров был избран адъюнктом Императорской Академии Наук, в 1858 г. (24 мая) экстраординарным академиком и в 1866 г. (4 марта) — ординарным. В 1865 г. (12 марта) минералогическое общество избрало его своим директором, а 8 октября того же года — почетным членом. С 3 ноября 1872 г. до 25 августа 1881 г. Кокшаров занимал пост директора Горного Института. В 1865 и 1866 гг. он сопровождал герцога Николая Максимиллиановича Лейхтенбергского в путешествиях по Тульской губернии и по Уралу. К покойному герцогу Кокшаров был глубоко привязан и в свою очередь пользовался его постоянным расположением.

Труды Кокшарова – сокровище нации

Первые же два издания, с которыми Н. И. Кокшаров выступил в качестве минералога, обратили на него внимание ученого мира. Это были «Кристаллографические исследования багратионита и магнитного железняка» (1847 г.; первоначально они были напечатаны в «Горном Журнале»; еще ранее он поместил в том же органе заметку о кристаллизации перовскита); за этими трудами последовал целый ряд выдающихся монографий, помещенных во многих русских и иностранных изданиях. В значительной степени благодаря сочинениям Кокшарова распространились по всему свету сведения о минеральных богатствах России. Полный список его научных трудов был опубликован в № 12 «Горного Журнала» за 1894 г.

Основным и самым емким трудом Кокшарова являются его «Материалы для минералогии России», издававшиеся им на русском и немецком языках. Первый том, увенчанный Демидовской премией, появился в 1853 г. Сочинение это, которому Н. И. Кокшаров посвятил большую часть своей жизни, составило эпоху в русской минералогической науке и поставило имя своего автора в ряды известнейших и популярнейших естествоиспытателей, как русских, так и иностранных. За печатанием ХI-го тома «Материалов» — этой настольной книги всякого минералога — застигла Н. И. Кокшарова болезнь, которая привела к смерти отца русской кристаллографии.

Чтобы оценить значение «Материалов» следует припомнить, что все русские минералогические труды первой половины настоящего века, иногда весьма добросовестно описывая местонахождение, общий вид, цвет, иногда химический состав минералов, имели существенный недостаток, именно — почти не касались важнейших свойств минералов, их кристаллической формы. Кокшаров, первый после Купффера, предпринял в России точные кристаллографические наблюдения. Разнообразные же минералы, месторождениями коих так богата Россия, дали ему неисчерпаемый материал для научных работ. Неутомимо в течение долгих лет работая над своими «Материалами», он постоянно следовал одному и тому же направлению, производя длинный ряд точных гониометрических измерений кристаллов при убеждении, что только работы подобного рода могут дать науке те точнейшие величины, или так называемые константы, на основании которых возможно будет вывести впоследствии существеннейшие законы кристаллообразования. Кристаллографические данные и основные формы для множества минералов установлены им с точностью, заставляющей считать эти определения исходной точкой для дальнейших русских и иностранных кристаллографических работ. Следует, однако, заметить, что в то же время Кокшаров не оставлял без внимания исследования оптических и химических свойств минералов.

Отечественные исследователи не раз обращали внимание на фигуру Кокшарова. Так И.И. Шафрановский, который в середине XX века занимался скрупулезным изучением биографии Н.И. Кокшарова. Опираясь на свои исследования, Шафрановский заявлял, что как будущий ученый Николай Кокшаров полностью сложился под влиянием отца, однако происхождение минераловеда также оказало существенное влияние на его достижения: «Не прошло бесследно и Княжеское происхождение по материнской линии. Оно сказалось в пристрастии ученого к знакомствам с высокопоставленными лицами, к аристократическому обществу, светским удовольствиям…». Наследие проявлялось не только в этом. Н.И Кокшаров унаследовал от своих великих предков традиции грузинского гуманизма, умение видеть в жизни каждого человека наивысшую ценность.  (рассказать про отношение к работникам). Именно это и стало стержнем, определившим развитие личности Кокшарова, его отношение к предмету своих научных исследований, к жизни в целом.

Память о Николае Кокшарове жива до сих пор. О нем вспоминают как о предприимчивом горняке, талантливом ученом и достойном человеке. Жизненный путь Кокшарова, его научные труды и светлые идеи заслуживают восхищения и являются наглядным примером для нынешнего поколения. И пусть Николай Иванович не прославился в качестве предпринимателя, его управленческим качествам и холодной рассудительности мог бы позавидовать любой топ-менеджер современной компании.

Категория: Клуб

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *