Вернуть времена купеческой чести

Предпринимателям, и без того неуютно чувствующим себя в «загоне» из всевозможных административных барьеров, практически каждый день приходится бороться со злом, исходящим от своего же «брата»-бизнесмена, — с недобросовестным ведением бизнеса. Собственную активную позицию по этому вопросу продемонстрировали многие участники «круглого стола», состоявшегося в Екатеринбурге 26 июня по инициативе Совета бизнес-объединений НП «Союз малого и среднего бизнеса»

Административный ресурс

Ольга Ударцева, руководитель службы главного федерального инспектора в Свердловской области:
– Все понимают, что вопросы, которые мы сегодня обсуждаем, очень важны и востребованы, в том числе, вопросы взаимодействия предпринимательского сообщества с государственными структурами, с контрольно-надзорными органами. Сама жизнь показывает, что этот вопрос, который мы сегодня обсуждаем, необходимо изучать и вносить выработанные предложения. А наша задача, как инспектирующей структуры, донести эти предложения до соответствующих руководителей.
Я напомню о том, что уже сделано в данном направлении. Был продуктивный диалог с уполномоченным по защите прав предпринимателей, и сейчас уже действует механизм в рамках возможностей уполномоченного. При прокуратуре создан отдел по защите прав предпринимателей, и именно от того, насколько предприниматели будут активно взаимодействовать с этим отделом, тоже зависит результат. Поэтому давайте работать совместно. Мы готовы к сотрудничеству, готовы воспринимать здравые предложения и продвигать, доводить их до тех, от кого зависит принятие соответствующих решений.

Бабошин Александр, директор сети продуктовых магазинов:
– Самое главное, чтобы все работали в одном правовом поле. Чтобы недобросовестные предприниматели, у которых нет разрешений, которые продают или создают некачественные товары и оказывают некачественные услуги, ушли с этого поля. Мы сейчас видим много примеров, по которым необходимо провести проверки вместе с прокуратурой. Есть магазины, которые не выдерживают регламент, то есть находятся на расстоянии менее ста метров от дошкольных учреждений, но их не проверяют.

Владимир Щукин, руководитель Совета бизнес-объединений НП «Союз малого и среднего бизнеса Свердловской области»:
– Недобросовестная конкуренция — это действительно враг для малого и среднего бизнеса. Ведь если один предприниматель работает честно, оказывает качественную услугу или выпускает какую-то качественную продукцию, а второй предприниматель уходит от налогов, оказывает дешёвые и некачественные услуги, выпускает некачественную, а, значит, более дешёвую продукцию, то первый, естественно, оказывается в более невыгодных условиях для ведения своего бизнеса. Так как и себестоимость продукции у него получается более высокой. Поэтому в наших Союзах, на мой взгляд, должно быть место только добросовестным представителям бизнеса.

Хотелось бы остановиться на двух самых реальных вариантах борьбы с недобросовестной конкуренцией. Общими усилиями создать базу данных о таких предпринимателях, чтобы любой член Союза мог знать в лицо эти фирмы, их руководителей. Давать информацию о таких фирмах проверяющим организациям, с которыми сотрудничает НП «Союз малого и среднего бизнеса Свердловской области». Это — общественные советы при главном федеральном инспекторе, при областной прокуратуре, при Федеральной антимонопольной службе.

То, что мы едим

Игорь Пехотин, председатель НО «Ассоциация отраслевых союзов АПК Свердловской области»:
– Сегодня недобросовестная конкуренция в сфере производства продуктов питания, наверное, одна из главных проблем. Потому что и врач, и юрист, и президент, любой из нас сталкивается ежедневно с пищей, а если пища будет некачественная, то что нас ожидает — понятно.

Что такое сегодня агропромышленная ассоциация Свердловской области? В неё входят практически все отраслевые союзы — мясной, хлебный, молочный, овощной, всё, что связано с производством этих и других продуктов. Я бы хотел остановиться на проблемах, которые больше касаются молочного и мясного союзов. Впервые за 10 лет молочный союз потерял в переработке по отношению к прошлому году. Немного, только 3%. Но что такое 3% для нас? Это значит, что закупка молока уменьшилась. А не секрет, что сегодня село в Свердловской области живёт на 75% от реализации молока, которое производится на наших фермах. Поэтому ситуация на селе всецело зависит от возможностей переработки, от закупа молока. Ну, не считая тех дотаций, не считая помощи государства — мы перманентно выступаем перед госструктурами, что она должна быть больше.

Наиболее явно недобросовестная конкуренция проявляется при производстве масла. Масло — самый молокоёмкий продукт, и на этом можно беззастенчиво заработать. Но это проблема не только Свердловской области, а и в целом России. И сегодня при Минсельхозе создана межведомственная комиссия, куда вошли представители разных структур исполнительной власти: ФАС, прокуратура, Минсельхоз, Минторговли, отраслевые союзы. Проблема обсуждается на самом высоком уровне. И в преддверии выборов президента был агрофорум в Уфе, где мы встречались с премьер-министром, с президентом, и открыто сказали о тех проблемах, которые есть: тотальная фальсификация в сфере производства сливочного масла.

Если заглянуть в таможенные документы и узнать, сколько за последние годы границу РФ пересёк такой товар, как растительные жиры, вы ужаснётесь: ежегодный прирост 300%! Это то растительное масло иностранного производства, которое употребляется нашими гражданами.

Мы проводили закрытый эксперимент, дегустацию. Взяли фальсифицированное масло, взяли натуральное сливочное от хороших производителей, и люди, попробовав настоящее масло, сказали, что это не масло, это маргарин. То есть мы уже привыкли употреблять в пищу те продукты, которые не соответствуют ни ГОСТу, ни качеству.

У нас проблема — безопасность продуктов питания подменяется понятием качества. Раз вспышек заболеваний, отравлений нет, значит всё хорошо. Те же органы Роспотребнадзора и прокуратуры не реагируют на вещи, которые мы сегодня обсуждаем. Проверки и поиски виноватых начинаются, только если возникнут вспышки, когда некачественный продукт отразился на здоровье. А пока вспышек нет, всё это гражданами покупается в наших магазинах.

Более того, у нас сегодня государственная политика следующая: малый бизнес не трогать, уменьшить количество проверок, раз в три года, не чаще. Это тоже имеет обратную силу: многие компании стали фальсифицировать продукт. И соответствующие органы не могут нарушить закон и лишний раз проверить организацию. Поэтому нужно вводить новые правила, смотреть законодательство, думать. Тот же самый закон 94-ФЗ требует изменений.

Хотя, чего думать? В принципе всё уже давно придумано, взять ту же Европу и Америку: там о здоровье потребителей заботятся лучше чем мы в несколько раз. Всё это было и у нас в Советском Союзе. Как бы там ни обстояли дела, но развитие малого и среднего бизнеса в сфере производства продуктов питания в чём-то отразилось именно на здоровье наших граждан.

Скажем, мясное направление. Наши местные заводы за 2011 год потеряли 30% объёма переработки. Такие, как «Черкашин», «Хороший вкус», «Карамышев» сегодня проигрывают той продукции, которая заводится чуть не с Калининграда. Почему? Потому что выпускают качественную продукцию. В завозимом же продукте явно есть несоответствие, ведь в их цене ещё должна быть учтена вся эта логистика.

Местное – значит, дешёвое

Сергей Майзель, член Общественной палаты Свердловской области, президент ООО «Сибинвест»:
– Надо говорить в первую очередь не о фактах, коих много, надо говорить о предпосылках. Что является предпосылками для того, чтобы продукция была недобросовестно конкурентной? Это несовершенство закона. Таких базовых законов, на которые надо обратить внимание, два. Первый — это 135-ФЗ (который всем уже надоел, как и 94-ФЗ). Закон о защите конкуренции. Мы можем говорить сколь угодно много о недобросовестной конкуренции до тех пор, пока не будет чётко документировано, что же такое недобросовестная конкуренция, потому что в рамках этого закона записано, что недобросовестной конкуренцией являются любые действия хозяйствующих субъектов, направленные на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности и противоречащие обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности, справедливости, которые по некоторым причинам могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам, либо могут нанести вред деловой репутации. Когда весь открытый рынок безусловно является площадкой для конкуренции между тем, кто лучше, кто активней, сама позиция явления инноваций в бизнесе является стимулом для того, чтобы все конкурировали, кто может определить, что же всё-таки является на самом деле недобросовестной конкуренцией?
Первое. Надо менять ситуацию, менять закон, пресловутый 94-ФЗ. Сколько мы не талдычим на эту тему, никакого толка нет. До тех пор, пока в 94-ФЗ существует примат цены в ущерб качеству, до тех пор, пока качество даже не затрагивается в законе, результата не будет.

В законе говорится о том, что при существующем техзадании, а априори принимается, что техзадание сочиняют люди кристально честные, абсолютно технически грамотные, которые думают только о благе тех, для кого этот закон пишется, так вот, при существующем техзадании — кто даст дешевле, тот и выиграет. А что в результате? От скандалов с детским питанием до скандалов с таможней. Всё одно и то же.

Как мы писали техзадание, сколько денег принесли, какая у нас коррупционная составляющая — один бог знает. Все тендеры по 94-ФЗ по большому счёту могут быть оспоримы. Можно объявить сколь угодно честный тендер, но если техзадание написано под того, кто должен выиграть, никакой добросовестной конкуренции быть не может по определению.

Второе. Мы, те, кто производят продукты, товары и услуги, в большей мере связаны с торговлей. Мы, конечно же, зависим от тех, кто продаёт. Неотъемлемая составляющая недобросовестной конкуренции — торговые барьеры. Действительно, свободный рынок предопределяет конкурентный доход. Не вопрос, все имеют право участвовать. Но дальше начинается следующее. С одной стороны, есть то, что мы называем административные барьеры — это выдача лицензий, выдача разрешений, административные ограничения, но есть ещё неформальные факторы, которые тоже очень влияют на недобросовестную конкуренцию.

Что такое сегодня недобросовестные торговые сети? Любая форма взяток, как она не назовись: плата за полки, плата за вход, ретробонус, фиксированные ставки рентабельности, оплата промоакций. Я могу назвать десяток таких ограничений. Кто выигрывает? Тот, кто может заранее принести больше средств за вход, в основном это большие торговые компании, глобальные сети и те, кто, в конечном итоге, имея весь свой ассортимент на полках, могут благополучно продавать продукцию, мягко скажем, не очень соответствующую качеству.

Выходы здесь должны быть однозначны. Министерство торговли должно очень жёстко, по примеру коллег из Челябинской области, разговаривать с сетями, и если надо, просто отбирать у них лицензии. Как только предприятие теряет лицензию, скажем, на алкоголь, оно сразу начинает думать, за кого бороться. Это особая форма протекционистской политики. Любая страна, любой регион этим занимаются.

С другой стороны, нужна явная стимуляция местного производителя, того, с кого можно спросить. Вот что мы имеем по детскому питанию? То скандалы с китайским молоком. То в прошлом году был скандал на Дальнем Востоке с тиамином, где голландцы поставили продукцию, от которой дети умирали. Какие видны проблемы? Нет входного контроля, таможня ничего не проверяет, машины проходят целиком, никто отдельно банку не вскрывает. Это с одной стороны. С другой стороны — 94-ФЗ, позволяющий благополучно пускать на полки всё что ни попадя. И — не работа местного правительства, которое просто не ориентировано на то, чтобы помогать местному производителю занимать доминирующие позиции на полках.

В 94-ФЗ есть жёсткие требования на 15% повышать цену для иностранцев, если они участвуют в тендере, как ни парадоксально, это напрочь забывается. И почему-то, говоря «покупайте наше», налепляя ярлычки с нашим соболем, мы больше ничего не делаем, чтобы покупатель интенсивней покупал именно товар местных производителей. Его надо привлекать ценой, а цены получаются выгодными только тогда, когда местные производители имеют возможность льготных выходов на рынок.

Текущие и будущие проблемы

Дмитрий Ханин, председатель Союза предпринимателей (город Полевской):
– Часть проблем сегодняшнего дня существуют десятилетиями. К ним можно отнести, во-первых, административный прессинг, который приходится, в основном, на предприятия малого и среднего бизнеса легального сектора экономики.

С точки зрения прессингующих существуют две категории субъектов предпринимательской деятельности — «неприкасаемые» и «мальчики для битья».

К первым относятся, с одной стороны, монополии (естественные и местные), крупные компании (от региональных до мировых масштабов), предприятия, пользующиеся поддержкой властей, с другой стороны — мелкие предприятия и физические лица, занимающиеся либо полулегальной, либо вообще незаконной предпринимательской деятельностью. Объединяет их в этой группе одно: «прикасаться» к ним себе дороже. По этой причине основным объектом повышенного интереса для различных регламентирующих, администрирующих и контролирующих органов власти становятся субъекты малого и среднего предпринимательства, работающие на виду — в легальном сегменте экономики, которые лишены возможности либо эффективно лоббировать свои интересы, либо скрываться от ответственности. Они-то и оказываются по факту «мальчиками для битья».

Главный вывод из этого — законопослушность не является конкурентным преимуществом.

Второй проблемой следует назвать недобросовестную конкуренцию.

Описанная выше «структура» предпринимательского сообщества предопределяет и процветание недобросовестной конкуренции — в широком смысле обоих слов.

Недобросовестность проявляется в отсутствии необходимости уплаты налогов, в отсутствии социальной ответственности по отношению к работникам, в низком качестве товаров, работ, услуг, в отсутствии последствий за нарушение законодательства.
Конкуренцию следует разбить на две составляющие:

— ценовая конкуренция — неадекватно высокие (по отношению к качеству и себестоимости) цены на услуги монополий, неадекватно низкие (к уровню затрат законопослушных малых предприятий) цены на товары, работы, услуги крупных сетевых компаний и нелегалов.
— конкуренция за доступ к ресурсам и рынкам сбыта: у одних формальные и неформальные преференции, другие просто игнорируют требования закона. И лишь тот, кто пытается быть законопослушным, не выдерживает условий конкуренции.
Проблема третья — недоступность ресурсов.
— Имущественных. Взять помещения либо дорого, либо невозможно. Построить — и дорого, и негде. Повезло тем, кто смог воспользоваться Федеральным законом 159-ФЗ. Остальные вынуждены биться за очень скудные предложения на рынке давно амортизировавшей вторичной недвижимости.
— Финансовых. Здесь масса риторических вопросов: На что приобрести то, что можно заложить, чтобы взять кредит, чтобы приобрести то, что можно заложить, чтобы взять кредит?.. (и так по кругу) Зачем возвращать кредит через полтора года и тут же снова брать такой же, если оборотные средства нужны будут всегда?.. Какой смысл в бюро кредитных историй?..
— Организационных. У малых предприятий нет возможности обеспечить себя специалистами во всех отраслях, необходимыми для соответствия требованиям законодательства.
— Административных. В виду слабых лоббистских возможностей предприятий МСБ для достижения минимального результата на законодательном поле потребуются годы и серьёзные усилия.

Купеческая честь

Сергей Мазуркевич, генеральный директор ООО «ТрансСиб-Урал»:
– Многие предприятия вкладывают немало средств и времени в развитие. Являясь добросовестным налогоплательщиком, привлекают новые технологии, новое оборудование, строят свою политику в бизнесе на перспективу, на долгое время.

К сожалению, другие предприятия делают ставку на сиюминутную выгоду, что в принципе является подрывом экономики и недобросовестной конкуренцией.

Наше предложение — создание клуба добросовестных предпринимателей из числа предприятий, которые имеют положительную кредитную историю и являются добросовестными налогоплательщиками. Клуб учредить из ста авторитетных в обществе организаций, что, в свою очередь, будет позволять предпринимателям, которые являются его членами, какие-то облегчения по налогам, по кредиту. Через Клуб возможны и другие формы стимулирования развития бизнеса, в том числе, привлечение сторонних средств в развитие собственного предприятия.

Ольга Старцева, директор ООО «УралИнфо»:
– Всё дело в цивилизации рынка, в степени развитости экономической системы, экономических отношений. В чём истоки? Порядки чести на Руси очень высоко ценились, уважались, не нарушались. Эта система, когда слово значило больше, чем договор на бумаге, начала рушиться при Петре Первом, который внёс в Россию западные порядки, а точнее, зависимость от чиновников, от тех, кто у власти, у кормила…

От идеологии очень много зависит, особенно, если это идеология не только наказания ради, но и поощрения для. То есть изначально задаются какие-то экономические преференции, бонусы добросовестному предпринимателю. Например, «белым», «чистым» предпринимателям и сообществам даются определённые льготные кредитные бонусы, либо налоговые преференции, либо административные поблажки в выделении земли для развития бизнеса.

Что ещё мешает? Как представитель прессы, скажу, что методы недобросовестной конкуренции нередко проявляются и в сфере СМИ. Скажем, часто корень зла можно усмотреть в некачественной, недобросовестной рекламе, которая подаётся через некоторые каналы СМИ. Что мы наглядно видели в борьбе трёх монополий сотовой связи, которые запускали недостоверную информацию друг о друге. И к чему это привело? Когда шла заведомо ложная информация, статья 182 УК РФ уже утратила силу. И сейчас, собственно, ответственности за некачественную, ложную информацию статьями УК не предусмотрено. Только административная ответственность и действует.

Если вернуться к законам: безусловно, нужен порядок в законодательной сфере. Самым идеальным законодательным актом, на мой взгляд, является, как ни смешно звучит, та самая экономическая конвенция, которой без малого 130 лет. Она принята 20 марта 1883 года. В России можно запутаться в законодательных актах, которые отслеживают этот процесс, помогают добросовестному предпринимателю и создают лазейки для недобросовестной конкуренции. Это и уже упомянутый сегодня закон о защите конкуренции 135-ФЗ, это закон о недобросовестной конкуренции, закон о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках. Если брать монопольные сферы, то это, безусловно, закон о тарифах. Из прочих законов на слуху, кроме гражданского и земельного кодексов, это федеральные законы о рекламе, закон РСФСР о конкуренции и ограничении деятельности на товарных рынках, который до сих пор действует практически в полном объёме. 147-ФЗ — о естественных монополиях, закон №2300-1 о защите прав потребителей, закон о банках и банковской деятельности, о рынках ценных бумаг, о размещении заказов на поставки товара, о выполнении работ и оказании услуг негосударственных лиц. Всё это многообразие создаёт богатейшую почву для злоупотреблений, что и отмечено за последние годы.

Ужесточение законодательства в России не произошло. Законодательство стало более лояльным. Соответственно, напрашивается вывод, что та самая недобросовестная конкуренция пролоббировала свои интересы на федеральном законодательном уровне. И создала почву для следующих злоупотреблений в части недобросовестной конкуренции. Это и монопольный «беспредел», и создание особых зон, и устранение с рынка конкурента, и чёрный пиар как через СМИ, так и в деловой сфере, и многочисленные формы сговора, и замена качественного товара товарозаменителем сомнительного состава, как это сейчас происходит с маслом.

Что можно сделать в ситуации, когда отследить недобросовестность практически невозможно, потому что системы статистического сбора информации просто нет? Мне кажется, проблема ещё и в том, что поддержки экономических СМИ в России нет и не скоро, наверное, будет. Поддержки, которая помогла бы правильно формировать ту самую «белую» деловую среду, поднимать ту самую купеческую честь. А именно — идеологию.

Всё больше разрастается сеть общественного движения во всевозможных формах — это и союзы, и ассоциации, и СРО, которые, объединяясь, создают внутри свои кодексы чести, свои нормативно регулирующие отрасль акты, и исключают из собственных рядом недобросовестных предпринимателей. Это позитивный процесс. Необходимо поднимать идеологию. Я призываю тех предпринимателей и общественные организации, кто собирается жить и работать в Российском государстве, не забывать об этом.

Категория: Общество

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *