ТАЙный бизнес

Тайские бизнесмены на Пхукете начали громить фирмы с русскими вывесками.

1418

Есть все-таки прелесть в неторопливости быта в Тае. Пока медленно и томно писала статью про возможности и проблемы приезжих предпринимателей в королевстве, жизнь подкинула весомые аргументы против моего первоначального авторского мнения. Тайские бизнесмены на Пхукете начали громить фирмы с русскими вывесками. Мне казалось, что прессуют здесь «чужеродный бизнес» так, как надо: так, чтобы и места рабочие за тайцами сохранить, и в то же время позволить качать нашим предпринимателям деньги из карманов соотечественников (при этом наполняются ведь и кошельки тайских партнеров, коррумпированных полицейских, налоговой тоже перепадает). Думалось, здесь кризису отношений с гастарбайтерами не бывать никогда, потому как тут толерантность не путают со здравым смыслом поддержания экономики и удержания кровных батт в пределах Тая. В списке табуированных видов деятельности для иностранцев несколько десятков пунктов. Также очень четко прописано при каких условиях и сколько инвестиций фаранг может вложить в тот или иной тайский бизнес. Казалось бы хорошая социальная защита насиженных рабочих мест и бизнес-инициатив граждан королевства.

С другой стороны русскоговорящих нелегалов-бизнесменов здесь ровно столько, сколько нужно для обслуживания наших же отечественных туристов. В общем, писала о том, что предпринимательством здесь заниматься можно, но осторожно – имея тайскую крышу над головой и оставаясь в рамках может и незаконного, но дозволенного.

Однако митинги тайцев против пришлых работяг показали, что баланс «и вашим, и нашим» был таки нарушен. Так каково же российским предпринимателям в шкуре гастарбайтеров и чем чревато посягательство на санук-сабай местных жителей?

Вдарили по «Матрешкам»

«Улица Бан-Тао была перекрыта, местные предприниматели скандировали лозунги с требованием очистить остров от «русской мафии». О намерении выйти на улицы тайские предприниматели с Банг-Тао объявили в выходные, когда на улицах появились первые плакаты, основная идея которых сводилась к тому, что Пхукет рад российским туристам, но не бизнесу Протестующие прошлись по всей улице, делая остановки перед предусмотрительно закрытыми дверями агентств «Маруся» и «Матрешка», рестораном русской кухни «Три кабана» и другими заведениями, на вывесках которых были русские буквы», — сообщают русскоязычные интернет-порталы.

«Новости Пкхукета» приводят цитаты наиболее активных участников митинга. Так Калип Панан (Kalip Panan), пхукетский таксист, раздражен деятельностью русских предпринимателей, которые отнимают хлеб у тайцев, работающих в туристической области, поскольку предлагают более выгодные цены и могут общаться с потенциальными клиентами на русском языке. По словам Панана, страдают от этого все: таксисты, рестораторы и даже владельцы прачечных».

Тайцы недовольны не только самим по себе присутствием русских коммерсантов и тем фактом, что последние отнимают у них «хлеб», но и наглым поведением иноземцев. Мол, те не просто переманивают туристов возможностью общения на великом и могучем, а также низкими ценами, но и дурно отзываются о тайских конкурентах, говоря об их плохом воспитании.

По словам очевидцев, полиции в районе митинга было предостаточно, но в происходящее блюстители порядка не вмешивались. Даже тогда, когда на землю полетела вывеска одного из турагентств. И их можно понять, ведь воспротивься люди в форме воле народа, этот самый народ вмиг укажет на коррумпированность полицейских. А как иначе могли расплодиться российские предприниматели в Таиланде, куда дорога по большому счету иностранным бизнесменам заказана.

На законодательном уровне существует список тех сфер, деятельности, в которых экспаты могут иметь лишь долю бизнеса или же не имеют права на участие в нем вовсе. Это, к слову, и средства массовой информации, а также все, что связано с возделыванием риса, водным сообщением, древесной продукцией, рыболовным промыслом и многим другим. Так, например, невозможно себе представить, чтобы тиковая фабрика, изделия которой порой оцениваются в несколько миллионов долларов, принадлежала фарангу. Самое большее, на что могут рассчитывать экспаты, – это доля в бизнесе, не превышающая 49 процентов. Казалось бы один процент до  братской половины. Что он решает? На самом деле в этом и кроется принцип защиты интересов местного населения. С одной стороны приезжим дают возможность вкладываться в развитие здесь малого и среднего бизнеса, с другой стороны дают понять – приоритет остается за тайцами. Чем встречают здесь попытки пусть даже на законных основаниях «встать в один рост» с коренными предпринимателями, уже понятно.

«Матрешки», «Маруси», «Кабаны» и прочие фирмы с русским названием, возле которых проходили акции протеста, в большинстве своем имеют вполне легитимное положение – юридически они принадлежат тайцам. Но те, кто мало-мальски имеет отношение к частному делу в королевстве, понимают, что  это лишь сделка.

Предприниматель в законе

Стас, владелец туристических фирм в Паттайе (живет в Камбодже).

Его турфирма существует  уже четыре года, однако в полную силу ее потенциал начал использовать только пять месяцев назад. До этого времени в деле были только тайцы. Потом на вполне законных основаниях (фирма до сих пор числится на гражданине Таиланда) подключились россияне. А вот все что с этого момента происходит  в компании легальным назвать нельзя. Главным образом сложность заключается в наборе русского персонала.

По закону, если уставной капитал не превышает двух миллионов, работодатель имеет право нанять трех иностранных сотрудников. Далее каждый последующий гастарбайтер обходится также в два миллиона. Бизнесмен утверждает, что это абсолютно условно, как и в России, когда уставной капитал вносится за счет техники и прочего имущества, которое числится только на балансе. На деле просто вносится пошлина в размере 15 тысяч батт. Никаких документов, что ты действительно нарастил материальную мощь предоставлять не нужно.

Заполучив за счет формальной капитализации предприятия дополнительную иностранную силу, руководитель должен позаботиться об оформлении трехмесячной визы для новоиспеченного сотрудника, по которой он может въехать в страну. Если гастарбайтер уже на месте,  то он обязан будет выехать и снова появиться на границе. В общем, выйдите и зайдите снова, как полагается – с «NON B» визой. Только после этого компания получает разрешение на сбор документов на получение «WorkPermit» (рабочей визы). Ее официальная стоимость 20 тысяч  батт. До получения этой визы с момента сбора документов должно пройти полтора-два месяца. Только с этого времени деятельность на территории королевства становится законной.

Порой, если получение «WorkPermit» задерживается, то работодателю приходится продлять «NON B» визу». В этом случае вся процедура легализации деятельности только одного работника без учета пошлины за увеличение капитала обходится примерно в 100 тысяч батт.

Как вы считаете: сколько легальных работников трудятся в фирме Стаса, а также в любом другом уличном турагентстве? Чтобы гастарбайтеров-нелегалов не трогали, бизнесмены договариваются с местной полицией, но это не защищает от рейдов бангкокских служителей законы, которые длятся порой неделю. О них, конечно, становится известно очень быстро и предприниматели объявляют «особый режим». Продавец туров пересаживается со своего рабочего места на диван для посетителей и принимает заинтересованно ждущий вид. Или же офисы и вовсе сворачивают на время деятельность.

Но даже если полицию удалось провести, подкупить или и то, и другое, гарантий сохранности своего дела нет. Предположим, что объявился юридический хозяин и просто указал бизнесмену на дверь. В большинстве случаев, компании записаны на «мертвые души», но местные конкуренты вполне могут заполучить такую  информацию. Минимизировать риск можно, вступив  в брак с гражданкой/гражданином Таиланда. На такого супруга можно и бизнес записать, и связи с нужными людьми наладить. Вот только в этом случае рекомендуется быть уж очень примерным супругом.

Долевое владение бизнесом (максимально допустимая доля для фарангов – 49%) может также обернуться крахом, стоит лишь фиктивным тайским партнерам этого захотеть.

«Русский бизнес нам не нужен»

Это один из лозунгов, с которым протестующие вышли на улицы Пхукета. А, правда, нужен ли здесь, в Таиланде, кому-нибудь «бизнес по-русски»? Предлагаю, для начала попытаться ответить на этот вопрос, войдя в положение местного населения. К группам арабских туристов не приставляют арабских гидов, с европейцами не встретить гида-фаранга, с американцами также вполне справляются тайские гиды. И только с наши соотечественники, выбравшиеся на экскурсию, шествуют под присмотром гастарбайтера из России.

Во-первых, только «наш человек» является стопроцентным патриотом великого и могучего и учить интернациональный английский язык (хотя бы ликбез, необходимый для выезда за границу) не желает. Во-вторых, и это главное, российские туристы обладают неповторимой харизмой и своеобразным темпераментом. Проще и ласково назвать это сочетание можно, пожалуй, «русской дурнинушкой».

Далеко за примерами ходить не надо. Расскажу про собственный опыт нелегальной работы гидом (только тайской полиции не сдавайте). Утром, как водится, едем на минибасе забирать туристов из отелей, чтобы далее сопроводить их навстречу незабываемым впечатлениям. Захожу за очередной партией соотечественников и вижу ужасную картину: две женщины красные от гнева по-русски орут на тайского администратора. Тот спрятался за стойкой и выглядывает оттуда квадратными глазами. Бедняга что-то лопочет на ломаном английском, но тут же получает новый поток словесного поноса. Выяснилось, что дамам не выдали в поездку их завтраки. Почему – они, ясное дело, не знают, ведь по-английски ни одна, ни другая не говорит. Таец объяснил мне, что квитки им было предложено с вечера отнести в ресторан, но этого леди (именно так он их назвал) не сделали. К слову, выяснять подробности происшествия было крайне сложно, так как гостьи королевства не прекращали орать ни на секунду. В итоге они предложили мне гениальное решение: либо я им отдаю деньги за экскурсию, либо таец расстается со своим завтраком (ясно дело в пользу дам). По характерным кивкам головы, активным жестам и крикам представительниц прекрасного пола администратор, видимо, понял, что может остаться без завтрака и крепко прижал котомку с рисом. Я, краснея от стыда, извинилась перед бедолагой и пообещала туристкам оплатить их завтрак из своего кармана.

А теперь вопрос: что бы делал тайский гид, столкнись он с таким «дипломатическим казусом»? И ведь это еще далеко не самый кричащий случай с участием наших туристов. Вот лишь некоторые выдержки из последних замечаний, сделанных мной россиянам: «Простите, водитель просит убрать ноги  с потолка маршрутки», «Мужчина, прекратите раскачиваться на зеркале заднего видения», «не смейте обращаться к тайскому стафу «Эй, барбос, иди сюда»…Так что не стоит заблуждаться: мы, гастарбайтеры, нужны не в качестве гидов-просветителей, которые могут многое рассказать о Таиланде и его жителях. Мы служим буфером, смягчающим столкновение двух диаметрально разных культур.

Для наших же соотечественников присутствие российских бизнесменов и просто работников дает шанс русскоязычным отдыхающим отведать не подогретую на огне окрошку или помогает донести элементарные бытовые просьбы.

Поэтому можно предположить, что под удар массовыми протестами тайцы ставят не только бизнес-инициативы приезжих, но и непосредственно туристический поток из России. Кажется, где же тут логика? Ведь не зря же в 70-х прошлого века была принята программа по развитию туризма. Как говорится, за что боролись… Россияне сегодня самые многочисленные гости Таиланда из числа европейцев. Поддерживать возможности и желание наших соотечественников покупать в Тае квартиры, экскурсии, борщи и мази от остеохондроза по логике вещей могут и должны наши же бизнесмены.

Однако я предлагаю взглянуть на ситуацию объективно. Мы далеко не самые платежеспособные туристы. При этом поток из стран Азии, в том числе тайцев (они также любят проводить отпуска на своей родине), куда больше. А сам туризм обеспечивает лишь 2-3 % ВВП королевства. Так год назад валовый внутренний продукт составил около 400 миллиардов долларов, а на долю туристического сектора пришлось всего около десяти миллиардов. При этом сайт farang.ru приводит следующие данные: «Таиланд занимает 3-е место после Японии и Южной Кореи в Азии по производству автомобилей, а по производству пикапов на базе джипов Таиланд занимает второе место в мире (после США). Кроме того королевство — крупнейший в мире экспортер риса (кстати, Россия имеет государственный долг перед Таиландом за поставки риса), изделий из натурального каучука, мороженной рыбы, креветок, консервированных ананасов и консервированного тунца. За Таем также третье место в мире по экспорту жестких дисков и микросхем». И это далеко не все заслуги реального сектора. Так что здешняя стабильная и застрахованная от виртуально-денежных потрясений экономика вряд ли заметит отсутствие россиян на туристических просторах государства. Зато стремящиеся к сабайю тайцы заметят, и слезы ронять по этому поводу уж точно не будут.

P.SФирма «Alex Tour» против которой в первую очередь бастовали пкхукетские предприниматели была закрыта в этот же день. Официальный комментарий мера острова Пкхукет Чернг-Талея Ма-Маан Самран был прост: «это агентство вряд ли откроется вновь, так как местные жители больше не хотят его здесь видеть».

Алия Латыпова

Источник http://www.portal-investor.ru/viewpoint/blogs/1418

Тэги:

Категория: Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *