Директор Бизнес-инкубатора НИУ ВШЭ о проектах и бизнес-образовании

Директор Бизнес-инкубатора НИУ ВШЭ Наталия Федотова. Фото: Бизнес-инкубатор НИУ ВШЭ

Директор Бизнес-инкубатора НИУ ВШЭ Наталия Федотова. Фото: Бизнес-инкубатор НИУ ВШЭ

На днях Бизнес-инкубатор Высшей школы экономики объявил финалистов ежегодного конкурса бизнес-проектов HSE{13K}. В шорт-лист вошли прибор-поводырь для слепых с использованием ультразвука и инфракрасного излучения, надувные солнечные электростанции из прозрачных зеркальных пленок и система бронирования частного жилья.

Сетевое издание M24.ru рассказывает, какие проекты сегодня готовят молодые предприниматели, а также чем и как живут бизнес-инкубаторы Москвы. Об этом и много другом — в интервью с директором Бизнес-инкубатора НИУ ВШЭ Наталией Федотовой.

Как появился Бизнес-инкубатор НИУ ВШЭ?

Бизнес-инкубатор Высшей школы экономики был создан в 2006 году. Изначально это была студенческая инициатива. В университете были КВН, театр, танцы, а мы решили заниматься чем-то не совсем академическим и сделать организацию, связанную с бизнес-образованием. Обычно студентам предлагается корпоративная карьера, а мы решили посмотреть в сторону предпринимательства и бизнеса и направить часть активностей студентов сюда. На текущий момент бизнес-инкубатор является частью Высшей школы экономики, ее структурным подразделением.

В чем заключается ваша работа?

Мы занимаемся непосредственно работой со студентами и выпускниками, образованием в сфере предпринимательства, делаем курсы и 200-250 образовательных мероприятий: лекций, конкурсов, деловых игр — в год. Все это бесплатно и открыто: к нам очень быстро подтянулись студенты Физтеха (Московский физико-технический институт, МФТИ – M24.ru) и Бауманки, а потом и других вузов. Вторая часть нашей работы направлена на молодых людей, уже готовых заниматься собственным бизнесом, а не просто учиться. Для них у нас действует программа «резидентства». Команды начинающих проектов проходят вместе стажировку и оттачивают свои предпринимательские навыки в стенах бизнес-инкубатора. В течение какого-то времени мы их поддерживаем. К нам приходят с проработанной идеей, а через год или два, на выходе, как правило, получается работающий бизнес, который может выжить на рынке самостоятельно.

Фото: Бизнес-инкубатор НИУ ВШЭ

Что нужно, чтобы стать резидентом бизнес-инкубатора? Каковы критерии отбора? Людей, которые приходят со словами «у меня есть идея, помогите сделать что-нибудь», достаточно много, поэтому мы проводим отбор, так как не можем разместить у себя всех желающих: не хватит ни людей, ни площади. Два раза в год мы объявляем набор и выбираем, в зависимости от текущей загруженности, от трех до шести проектов. Конкурс обычно составляет две-три команды на место. Иногда, если позволяет загрузка, мы берем проекты вне конкурса.

Если говорить о возрастных ограничениях, то их, в принципе, нет. Но мы практически не работаем со студентами младших курсов. Сегодня они хотят делать бизнес, а завтра в театре играть. Или в июне скажут: «у меня сессия, а потом каникулы».

Отбирая проекты, вы отдаете предпочтение какой-то определенной сфере?

Прежде всего, сферам, в которых можно добиться успеха за год-два: IT, SAAS (software as a service, программное обеспечение как услуга – M24.ru), услугам, сервисам. Если брать тяжелые технологии или медицину, здесь сроки реализации проектов могут достигать пяти-десяти лет, это не совсем наш профиль. Кроме того, мы смотрим, достаточно ли компетенций внутри команды, чтобы помочь резидентам. Мы разбираемся в SAAS, мобильных приложениях, услугах, но гораздо сложнее обстоит дело с большими предприятиями или технологиями производства новых материалов. Тут мы можем помочь с конструированием бизнес-модели или расчетом финансов, но у нас нет технологической экспертизы внутри своей команды. Узких специалистов мы привлекаем извне.

Фото: Бизнес-инкубатор НИУ ВШЭ

Какими могут быть эти проекты? Приведите пару примеров.

Одним из наших первых выпускников была компания Pensiamarket.ru. Ребята сделали сервис по управлению пенсионными накоплениями. Тогда вышла пенсионная реформа 2008-2009 годов, и они создали сервис, который позволяет управлять накопительной частью пенсии. Сейчас они выросли в большую компанию, обросли филиалами по России и стали одними из лидеров рынка. А, например, в 2011 году лауреатом Премии «Стартап года» стала «Кнопка жизни». С ее помощью пожилые люди могут одним нажатием позвонить родственникам, вызвать Скорую помощь или экстренную службу, если им станет плохо. Ребята не были нашими резидентами, но получили награду бизнес-инкубатора.

Зачем к вам приходят люди? Какой пул услуг вы предлагаете?

Наша образовательная программа для резидентов рассчитана на 70-100 часов и охватывает в среднем 13-15 тем, которые освещают лучшие специалисты российского рынка. Программа идет три месяца ежедневно или через день по вечерам. Предполагается, что днем люди работают над своими проектами, а вечером учатся. Также в программу резидентства включены часы консультаций по конкретным проблемам и вопросам, услуги кураторов, юридические консультации, PR-сопровождение проектов, входные билеты на профильные конференции и мероприятия, где можно получить нужную информацию и завести полезные знакомства. И, наконец, коворкинг с необходимой техникой и кофе.

Сколько рабочих мест на команду вы можете предоставить?

В среднем мы ограничиваем по 5-6 человек на проект. Резидентство у нас стоит 120 тысяч рублей в год, то есть 10 тысяч рублей в месяц на команду. Если какие-то проекты растут до 15 и больше человек, мы, конечно, не выгоняем их на этапе роста, но предполагаем, что для них это один из поводов задуматься над скорым выходом в «большое плавание».

Фото: Бизнес-инкубатор НИУ ВШЭ

На какие средства в таком случае существует бизнес-инкубатор?

У нас достаточно сложный бюджет. Есть финансирование от вуза: это, прежде всего, помещение, инфраструктура и денежное финансирование в объеме порядка 40-50 процентов. Остальные 50% складываются из спонсорских денег, платных услуг для резидентов, грантов на развитие. Мы плотно работаем и с городом, и с институтами развития вроде «РВК», с Министерством образования, Минэкономразвития, нас активно поддерживает департамент науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы. Также с нами сотрудничают крупные компании, интересы которых связаны с развитием IT сферы: SAP, Microsoft, Intel и ряд других.

На кого вы ориентируетесь в своей работе?

Очень много опыта было перенято у MIT (Массачусетский технологический институт — M24.ru). Основателем Бизнес-инкубатора НИУ ВШЭ является Дмитрий Репин, на текущий момент генеральный директор Digital October. Он учился в MIT, там получил докторскую степень, оттуда он привез какие-то практики. Все начиналось с курсов по предпринимательству, факультативов. В MIT они зачастую встроены в учебную программу, а у нас это стало внеучебной, дополнительной активностью для студентов. Мы начали с программ западных вузов, смотрели там модели конкурсов бизнес-проектов и адаптировали их под российскую специфику.

В чем она заключается?

В России нет нормального образования по предпринимательству, особенно у бакалавриата и магистратуры. Есть программа MBA, есть программы повышения квалификации. Бывают внешние курсы, но они платные и не входят в обычную образовательную программу. Поэтому мы стараемся предлагать ребятам большой образовательный блок, встраивать бизнесовые курсы в качестве общеуниверситетских факультативов, дополняем текущие программы.

Вы первыми предложили рынку программы в сфере бизнес-образования?

Когда мы начинали, 90% бизнес-инкубаторов, как и в 1990-е годы, предлагали резидентам просто льготную аренду помещений, по сути, дешевый бизнес-центр далеко от центра города. На тот момент в Томске уже с 2004 года существовал инкубатор «Дружба» — кроме него, со студентами не работал никто. Но у них другая направленность: наукоемкие проекты по информационным технологиям и радиоэлектронике. Если мы говорим про социально-экономические и IT направленности, сервисы, услуги, то мы первый инкубатор при вузе, который этим занимается.

Директор Бизнес-инкубатора НИУ ВШЭ Наталия Федотова. Фото: Бизнес-инкубатор НИУ ВШЭ

Сейчас стали появляться и другие вузовские инкубаторы. Например, бизнес-инкубатор МГУ. Он по формату ближе к нам, но открылся только в 2010 году. Кроме того, существуют технопарки: Научный парк МГУ, «Технопарк Зеленоград», Научно-технологический парк «Дубна», технопарк «Строгино». Сейчас Москва открывает программу инкубирования от департамента науки, промышленной политики и предпринимательства. Они будут приглашать инкубаторы и фонды. Этим занимается Центр инновационного развития Москвы.

По вашему ощущению, Москве достаточно этих инкубаторов или требуется создавать новые?

Я думаю, что количественно их достаточно. Другой вопрос, что у нас нет целостной картинки: у каждого инкубатора и акселератора есть свой маленький кусочек бизнеса, и пока еще никто не построил систему целиком. Мы ориентируемся на молодежь: сначала мы их научили, потом они пришли со своими проектами, получили финансирования от какого-то инвестора, через три года достигли успеха как компания или пошли «на второй раунд». Эта связка очень нелинейная, молодая компания получает каждый кусочек услуг в разных местах. Департамент науки, промышленной политики и предпринимательства как раз хочет собрать на одной площадке всю цепь. Но понять, получится ли это, можно будет только через два-три года.

Ирина Бурмистрова

Источник: M24.ru

Тэги: , , ,

Категория: Россия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *